ЛУЗАНОВЫ

Сайт посвящен многочисленным потомкам знатного войскового старшины – Григория Лузана, ведущего свой род с XVI века,а также основателю одесской Лузановки – Фоме Петровичу Лузанову

ag_banner4

ЛУЗАНОВЫ - Сайт посвящен многочисленным потомкам знатного войскового старшины  – Григория Лузана, ведущего свой род с XVI века,а также основателю одесской Лузановки – Фоме Петровичу Лузанову

ОДЕССА-ПРИДНЕСТРОВЬЕ-БЕССАРАБИЯ ТРАНЗИТ

ГЕНЕРАЛ ФОМА ПЕТРОВИЧ ЛУЗАНОВ

 ОДЕССА-ПРИДНЕСТРОВЬЕ-БЕССАРАБИЯ ТРАНЗИТ

       С момента обнаружения в 2010 году на городском кладбище в Бендерах заброшенной могилы генерал-майора Фомы Петровича Лузанова,  а также надгробной мраморной плиты с хорошо читаемым текстом и уже в процессе исследования его биографии, всегда возникал закономерный вопрос – как основатель одесской Лузановки оказался в Приднестровье и, мало того, почему он здесь был похоронен?

         По мере накопления сведений, а также  по изучению поступающих  из различных архивов документов –  ответов на этот вопрос не добавилось. Благодаря документам из Российского Военно-исторического архива и получению копии Военного паспорта Фомы Лузанова удалось довольно подробно отследить весь боевой путь генерала, до тех пор, пока в 1837 году он не вышел в отставку «за ранами с мундиром». Дальнейшая его судьба потребовала дальнейшего изучения документов и получения дополнительных сведений.

        Известно, что родился Фома Лузанов в Черниговской губернии, в с. Остролучье, Остерского уезда, в семье потомственных дворян. Судя по всему, не в особо состоятельной семье, так как впоследствии родители не смогли обеспечить его не родовым поместьем, ни земельными наделами. Все, что у Лузанова появиться потом, будет результатом его собственных достижений и удачно сложившимися обстоятельствами, которые, как известно, часто определяют судьбу человека. Чем занимался отец Фомы неизвестно, известно лишь то, что мать его была дочерью священника. Был у него также старший брат Харитон, который будучи подполковником, в 1832 году Всемилостивейше получил Орден Св. Георгия 4 класса, на год позже после Фомы.  Т.е оба сына Петра Лузанова выбрали для себя традиционную для дворян тех лет карьеру – карьеру военных.

         За 30 лет службы, кроме многочисленных наград, Фома Петрович не успел жениться и обзавестись детьми, а также не обзавелся собственным родовым поместьем и земельными угодьями. По воле случая смог арендовать в усмиренной после восстания 1831 года Польше поместье в с. Сендзевицы, Серадского обвода ,Калишского воеводства, которое приносило ему 5000 злотых в год (с 1815 года 1 злотый приравнивался к 15-ти серебряным копейкам Российской империи). Т.е. Фома получал от своего поместья в Польше 75 тысяч копеек серебром ежегодно, а вот много это или мало, сейчас трудно судить.

       За неимением на начальный период исследований архивных документов, пришлось обратиться к семейным преданиям, которые помимо одесских жизнеописаний, также упоминают о том, что у Фомы Петровича Лузанова было 36 гектаров земли в урочище Гыртоп (Гертоп) в Бессарабии, где Фома выращивал гвоздики и элитные сорта винограда, а также занимался производством «сладкого вина на травах по греческим рецептам», прообраз будущего популярного вина «Букет Молдавии». Где конкретно был этот Гыртоп, предания не уточняли. Сам термин «гыртоп», с молд. «xыртоп» (hȋrtop) обозначал долину в виде природного амфитеатра и широко был распространен как в Одесской области, так и  в Бессарабии. Непосредственно в Бессарабии местечек с таким названием до сих существует более десятка. Существуют села с таким названием и в Гагаузии и в Приднестровье и даже в Красноокнянском районе, Одесской области.

img5081a95560f56 знаменитое одесское урочище Гавиносы

        То, что генерал Лузанов, помимо Бессарабии, после отставки стал проживать в Одессе, не вызывает сомнений, так как в 1847 году зафиксирован его брак в Одесском кафедральном Преображенском соборе с девицей Натальей Дембровской, дочерью умершего коллежского советника Николая Гавриловича Дембровского, 23 лет от роду. На то время отставному генералу было уже 56 лет. Такая существенная разница в возрасте, видимо, мало кого смущала и была обычным явлением для России и Европы середины XIX века. Известно, что на тот период времени была жива мать Натальи – известная на всю Одессу меценатка Мария Дембровская, в девичестве Попандопуло (Папандопуло) и  брат Натальи – Михаил, впоследствии полковник и чиновник по особым поручениям при губернаторе Новороссии. Семья Дембровских была очень зажиточной, владела не одним домом в Одессе, а также владела обширными земельными угодьями в окрестностях города. Известен тот факт, что сам градоначальник Лонжерон приобрел дом у Николая Дембровского за 42 тысячи рублей (большие по тем временам деньги). Видимо, после женитьбы значительная часть имущества Дембровских была передана вновь образованной семье Лузановых в качестве приданного. Об этом говорят и картографические материалы тех времен, с указанием землевладельцев того или иного района города.

Безымянный1 Если на начало XIX века хутор Корсунцы (нынешняя Лузановка) числится за «Наследниками семьи Дембровских», то уже к середине XIX века хутор Корсунцы закреплен за землевладельцами Лузановыми.  Один из одесских краеведов утверждает, что ранее эта часть земли принадлежала семье Попандопуло, но на настоящее время какие-либо документальные свидетельства об этом отсутствуют. Хотя связь конечно прослеживается.

       Семейные предания также говорят о том, что семье Лузановых губернатором Новороссии были выделены обширные земельные наделы в районе упомянутого хутора, а также значительная часть Хаджибейского и Куяльницкого лиманов. Кому именно были выделены эти богатства точно неизвестно, или Дембровским или Лузановым, но то, что ими в конечном итоге владели Лузановы – факт неоспоримый. В настоящее время идет работа по изучении списков землевладельцев Херсонской губернии, существенную помощь в которой мы ожидаем получить от одесских историков.

        До настоящего времени на Лузановке, на территории лагеря Молодая Гвардия остались строения от поместья Лузановых.

А в районе нынешней Крыжановки имеются остатки родового склепа семьи, к сожалению, разграбленного и уничтоженного. По словам местных краеведов в данном склепе было 9 захоронений членов семьи Лузановых и, до того времени как мраморные плиты растащили местные аборигены, историки успели запомнить имена трех захоронений : жены Фомы – Натальи Николаевны и его дочерей Марии и Клеопатры.

          В 1848 году, Фома Петрович Лузанов еще проживает в Одессе, что зафиксировано в метрических книгах Одесской Михайло-Архангельской женской обители, где была осуществлена запись о рождении 4 апреля сына Лузановых – Петра Фомича, крещенного в этой же обители 15 мая того же года, будущего генерала от инфантерии и сенатора Российской империи.  Это единственный документ (РГВИА Ф.400, оп.9, д. 1637), подтверждающий факт рождения Петра Фомича именно в Одессе, так как ни в одной из официальных биографий Петра его точное место рождения не указано.

        Ныне это Одесский Михайло-Архангельский женский монастырь, основанный на месте церкви, построенной Воронцовым в 1835 году в честь своего ангела хранителя Михаила.

        Возникает вопрос- если брак был оформлен в 1847 году, кто тогда являлся матерью самого первого сына Фомы – Николая, рожденного в 1844 году, т.е за 3 года до женитьбы своего отца и тем более, кто был матерью Марии, рожденной в 1846 году? Версий по этому поводу было много, но, в конечном итоге, объективный вывод напрашивается сам собой – в записях произошла какая-то путаница. Решить этот вопрос помогло внимательное изучение имеющихся документов. В Рапорте Черниговского дворянского собрания, составленного в ответ на обращение Фомы Лузановы о причислении его с семьей к одной из частей Черниговской дворянской книги находим такую запись “…которыми удостоверяется бракосочетание отставного генерал-майора Фомы Петровича Лузанова с девицею Натальей, умершего коллежского советника Николая Гавриловича Дембровского дочерью 1843 сентября 18 дня”. О том, что бракосочетание произошло в 1847 году известно из ответа Российского государственного военно-исторического архива, сам оригинал метрической записи отсутствует. Но даже в этом ответе попадается несоответствие. Там указано, что брак произошел между отставным генерал-майором Фомой Лузановым 56-ти лет и девицей Натальей 23-х лет. Если генерал родился в 1787 году, что известно доподлинно, то 56 лет ему исполнилось именно в 1843 году, а не в 1847! Следовательно ошибка допущена или в метрической записи о бракосочетании или же сама запись невнимательно прочитана исполнителем в РГВИА. По крайней мере все дети Лузановых законны, имели маму и папу и это уже замечательно.

         У Фомы и Натальи Лузановых впоследствии будет много детей, но только один из них – Михаил, проявит настоящую коммерческую жилку и приумножит семейный капитал на миллионы рублей. Именно он, председатель коммерческого суда Одессы, организует в Куяльницком лимане добычу соли по уникальной методике, и будет продавать ее по всей обширной империи, именно он построит на Лузановке родовое поместье и разобьет один из красивейших парков города. Именно он купит в центре города роскошный особняк и разработает план организации на Лузановке курортной зоны и зоны отдыха с морскими причалами и железнодорожными путями.

       Сын Петр тоже внес свою посильную лепту в общее семейное дело. Не обладая коммерческим талантом брата Михаила, несмотря на все свои регалии и должности, он до конца своих дней будет жить на казенной квартире, в г. Санкт-Петербурге, Б. Фонтанка 130 , но практически все его братья и сестры пройдут обучение в самых престижных учебных заведениях столицы России.

        Итак, мы переходим к Бессарабии. Уже известно, что в Одессе у Лузановых имелось имение в Корсунцах, огромные земли, прилегающие к нему, которые впоследствии будут распределены между детьми; лиманы – Куяльницкий и Хаджибейский, дом в центре Одессы. Сохранилось за Лузановыми поместье в Польше, так как в адресном справочнике Санкт-Петербурга за 1914 год, местом жительства сенатора Лузанова, помимо дома №130 на Фонтанке, указано также и с. Сендзевицы (Sendseeritzy, gouv. Petrоkow (?) во фр. транскрипции).

        Объяснить почему другие генералы были похоронены именно в Бендерах, и именно на военном кладбище довольно просто, практически все они : Каннабих, Ольшевский, Ведемейер и др. были комендантами Бендерской крепости, а другие, такие как: Соецкий, Батырев, Долгово-Сабуров, Ферстер занимали в военных ведомствах Бессарабской губернии довольно значимые должности. Достоверно известно, что все они проживали в Бендерах, после смерти многие из них отпевались в военном храме Александра Невского в Бендерской крепости, к которому было приписано выделенное военное кладбище «близ д. Борисовка». Почему же в Бендерах, не на военном, а именно на городском кладбище был погребен генерал Фома Лузанов и почему он после смерти в 1871 году отпевался не в военном храме, а в городском Преображенском соборе.

       Попасть в Бендеры, как командир Севского пехотного полка он не мог, так полк дислоцировался в Бендерах накануне Крымской войны 1854-55 гг и Балканского похода 1877-1878 гг., т.е. тогда когда Фома Лузанов был уже в отставке, а к походу на Балканы уже умер. Хотя известно, что накануне Крымской войны Фома Лузанов оказал содействие своему полку в формировании дополнительных батальонов из жителей Бендерского уезда.

            Разгадка, как это часто бывает, оказалась на поверхности. Помогло внимательное изучение имеющихся и вновь поступивших документов и соответственно картографического материала.

         При изучении формулярного списка одного из детей четы Лузановых – Эммануила Фомича, удалось обнаружить много объясняющую запись: «Мировой судья 7-го участка Везенберг-Вейсенштского округа Эммануил Фомич Лузанов из потомственных дворян, родился в урочище Гертоп, Бессарабской губернии, Бендерского уезда, 25 сентября 1850 года, православного вероисповедания, закончил Санкт-Петербургский Императорский университет, действительный статский советник ( на 1912 г.) , получал жалованье 1200 рублей, 500 рублей квартирных и 500 рублей столовых». В графе, имеется ли у него имение указано : «собственного и благоприобретенного не имеет, у матери недвижимое имение в Одесском уезде, Херсонской губернии и дом в Бендерах, Бессарабской губернии». (ЦГИА, фонд 1405, опись 544, дело 7649, л.86-91).

В других графах этого документа об имуществе Эммаулила дополнительно указано, что в Одесской уезде у него 5 десятин земли и недвижимое имение в Херсонской губернии, Одесского уезда, а неразделенном владении сестры и четырех братьев. Формуляр составлен в 1892 году, т.е. тогда когда Фома Лузанов уже умер, поэтому имущество закреплено за Натальей Лузановой.

        Итак, после рождения первого сына Петра в 1848 году, через 2 года чета Лузановых уже проживает в Гыртопе, Бендерского уезда, где в 1850 году рождается сын Эммануил, названный видимо в честь знаменитого предка – Эммануила Попандопуло. Что заставило Фому Петровича покинуть Одессу неизвестно, или, скорей всего пожилому отставному генералу, которого наверняка мучили старые раны, хотелось покоя вдали от шумной Одессы, который он пытался получить среди пасторальных мест южной Бессарабии.

       Это подтверждает еще один документ, который назван как Некролог генерала Лузанова, т.е ежегодное одесское издание, публикации в котором посвящали известным жителям Одессы. К сожалению, скопировать документ не представилось возможным, но удалось его переписать: «…Купив несколько десятин земли (Фома Лузанов), находившихся под виноградником, около Бендер, и назвав этот уголок «Гертоп» (по турецки урочище), он предался мирным сельским хозяйством…Он привлекал в своем саду жителей соседней деревни Хаджимус. Также в Хаджимусе в упадке была старая церковь, которую он поддерживал». Т.е. этот документ давал пищу для исследователей, прямо указывая на место, где у Лузановых было имение в Бессарабии. А именно с. Хаджимус, возле Бендер и место, названное Гыртоп(Гертоп). Семейные предания в этом случае имели под собой веское основание. Оставалось только найти это место.

       На начальном этапе в этом деле сильно выручили карты Бендеры разного периода середины XIX и начала XX веков. Село Хаджимус существуют и по настоящее время, фактически является пригородом Бендер, юридически подчинено Республике Молдова, в отличие от города Бендеры, который является вторым по величине и значимости городом Приднестровской Молдавской Республики. Так причудливо сложились границы двух государств, после вооруженного конфликта 1992 года, когда война была остановлена силами прибывшего генерала Лебедя. Село Хаджимус основано татарами еще в 17 веке и названо в честь знаменитого татара «Хаджи» Мусы, получившего свое почетное прозвище после путешествия в Мекку. Село находиться на скальных возвышениях и длиной холмистой гряде, которая охватывает Бендеры с севера и тянется полукругом до юга, пересекает так называемую Суворовскую Гору и уходит до возвышений приднестровского села Кицканы и далее в сторону молдавского села Копанки. Именно на этих высотах, в районе Бендерской крепости была расположена резиденция командующего Второй армии Панина в 1770 году, во время осады и взятия крепости.

      На военных картах 1860-1870 гг. (трехверстка Шуберта), сектор Бессарабия, недалеко от Бендер, в предместьях села Хаджимус (русское название с. Озимцы) находим обозначение «д. Гертоп». К сожалению, в связи с довольно приблизительным масштабом именно этого участка карты, путем наложения карты на современное изображение из космоса, точное местонахождение «лузановского» урочища Гыртоп установить не представилось возможным. Наложение карты и снимка определяет участок между Хаджимусом и Меренештами, где вплоть до советского времени были плавни, это место входило в зону затопления реки Днестр и, соответственно, имения там быть не могло. Хотя, уже понятно, что речь идет именно о «лузановском» урочище Гертоп.

Гертоп

       Путем изучения современной карты с .Хаджимус, среди его улиц, была обнаружена улица Гыртопская, которая является крайней в селе и выходит не в сторону Бендер, а в совершенно противоположную сторону, в сторону п. Каушаны (административного центра буджакских и едисанских татар в прошлом). Именно здесь за селом, была обнаружена круглая, террасообразная впадина, вход в которую осуществлялся с центра села Хаджимус.

Гыртоп2

Впадина с востока, запада и юга удачно защищена горными выступами, а со стороны севера достаточно большим расстоянием от реки Днестр, что спасало урочище от постоянных наводнений. Благодаря помощи настоятеля местной церкви отца Вячеслава (бывшего военного, выпускника Симферопольского политического училища), краеведа Петра Рымбу – фотографа и почетного гражданина района Каушаны, а также владельца земель нынешнего Гыртопа Георгия Леу удалось найти точное место, где находилось поместье Лузановых. В данном месте до сих пор сохранился каменный винный подвал арочного типа, а также каменное озеро с родником, от которого в свое время начинался керамический водопровод, подающий воду в дворянское поместье. Питает родник каменный колодец, спрятанный в горе, за которым заботливый фермер постоянно следит и даже за свой счет регулярно производит чистку озера. На месте поместья в настоящее время высажен виноградник, но до сих пор, по уверению Петра Леу, во время работ находят остатки битого кирпича, камня, черепицы и трубчатого водопровода, т.е остатки строений поместья.

      Также по уверениям Леу, рядом с существующим подвалом, вдоль дороги существовал и другой подвал, гораздо больший по размерам, который был снесен в советское время и, именно напротив него было выстроено дворянское гнездо.

DSCF6017

подвал Лузановых

     Кроме того, отцом Вячеславом нам были показаны остатки старой церкви, находящейся на значительном удалении от урочища, приблизительно в центре села, на высоком холме. В советское время у церкви был снесен купол, а в середине 60-х годов в результате сильного оползня, когда сильно пострадало само село, церковь окончательно была разрушена. От нее,  в настоящее время, сохранились остатки стен, фундамента и каменной лестницы. Размер церкви не превышал и 40 кв. м. Новая церковь в селе строится недалеко от въезда в Гыртоп, т.е. в месте, защищенном от оползней.

       Благодаря активной помощи батюшки в селе были найдены старожилы, которые работали в этом имении, но уже в период румынской оккупации 1918 – 1944 гг. Они помнят, что хозяином имения в указанный период был румынский офицер Владимир Хельдерей, у которого в садах и на виноградниках работало практически все село.

      В Гыртопе и до настоящего времени выращивают виноград, присутствуют и сады. Место очень красивое. Находясь там, кажется, что время просто остановилось.

       Видимо семья Лузановых жила одновременно и в Одессе и в Бендерах, так как Фому Петровича помнят и одесситы и, именно от него пошло название одесского района «Лузановка». Пошло от названия его поместья и, созданного усилиями Михаила, прекрасного лузановского парка. Но, закончить свой жизненный путь наш старый генерал предпочел именно здесь, среди садов и виноградников, в тихом  укромном  семейном гнезде. Тогда, когда дети встали на ноги, фамилия Лузановых, благодаря Петру, звучала в Санкт- Петербурге, а в Одессе, благодаря стараниям Михаила, имущество Лузановых постоянно приумножалось, дочери удачно вышли замуж, появились первые внуки.

Похоронен генерал Лузанов был на Бендерском городском приходском кладбище, так как уже был отставным военным и именно по этой причине был отпет не в военном храме, а в городском соборе. Мраморная плита на его могиле, довольно редкий и дорогой материал для наших мест, видимо появился позже, благодаря усилиям одного из сыновей Фомы – Михаила. Такие же плиты были установлена и в родовом склепе в Крыжановке.

      Благодаря стечению обстоятельств, склеп, где находились останки генерала Лузанова обвалился и,  надгробная мраморная плита  просела в землю и тем самым спасла себя от разрушения и уничтожения. Мало того, смогла долежать аж до 2010 года в полной целостности и сохранности, пока не была случайно обнаружена Владимиром Никифоренко. Именно эта находка дала толчок интереснейшим и увлекательным исследованиям, которые в свою очередь помогли открыть новые ранее неизвестные страницы  в военной истории Приднестровья.

       Благодаря усилиям сотрудников Благотворительного Фонда «Военный Мемориал» удалось найти еще одно материальное свидетельство пребывания семьи Лузановых на нашей земле, которое не уступает по значимости остаткам имения в Одессе и дома по Маразлиевской. Но, в отличие от Одессы, может здесь, в Бендерах, получиться увековечить это место и, дай Бог, создать в помещении сохранившегося винного погреба музей, посвященный генералу Лузанову. Время покажет, было бы желание и силы все это осуществить!

Автор текста Георгий Вилков. При копировании материала и его перепечатке ссылка на сайт обязательна. 

 

 

 

 

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
  • Елена Корецкая says:

    Здравствуйте. Очень интересная статья о Лузановых, но удивляет, почему вы историю семьи изучаете только по материалам российских архивов? Например, в нашем Государственном архиве Одесской области прекрасно сохранилась метрическая запись о бракосочетании Фомы Петровича Лузанова с Натальей Николаевной (они действительно бракосочетались в 1843 г. в Одесском кафедральном соборе), есть записи о рождении многих его детей, их браки, актовые записи о смерти некоторых Лузановых. Кстати, вы писали, что неизвестно, кем был отец Фомы Петровича – очень даже известно. Он был священником, так же, как и все его братья. Есть документы, подтверждающие это. Если заинтересовала эта информация – пишите.

    23 января 2014 at 14:03
  • admin says:

    Спасибо за информацию

    29 марта 2014 at 6:47

Your email address will not be published.


9 × четыре =