ЛУЗАНОВЫ

Сайт посвящен многочисленным потомкам знатного войскового старшины – Григория Лузана, ведущего свой род с XVI века,а также основателю одесской Лузановки – Фоме Петровичу Лузанову

ag_banner4

ЛУЗАНОВЫ - Сайт посвящен многочисленным потомкам знатного войскового старшины  – Григория Лузана, ведущего свой род с XVI века,а также основателю одесской Лузановки – Фоме Петровичу Лузанову

ВОИНСКИЕ ХРАМЫ ПРИДНЕСТРОВЬЯ: БЕНДЕРЫ

    ВОИНСКИЕ ХРАМЫ ПРИДНЕСТРОВЬЯ: БЕНДЕРЫ

 Потребность российского человека в духовной жизни всегда была велика. Особенно это касается русского воина, вся жизнь которого от рождения до отпевания была тесно связана с церковью. Конечно, подавляющее большинство воинских храмов в Российской императорской армии было православным. Однако нельзя забывать о том, что по своей сути армия была поликонфессиональной. Поэтому в ее структуре было немало так называемых иноверческих храмов, строительство которых полностью или частично финансировалось из военного бюджета.

Примером тому может служить Кронштадт, где рядом с православными церквями находились мечеть, два лютеранских храма, римско-католический костел. Та же картина наблюдалась и уже ставшей после 1812 года российской Бендерской крепости, где, наряду с православными храмами Александра Невского и Георгия Победоносца, существовали мусульманские мечети, армянская и греческие церкви. Православие, являясь по сути христианством в его изначальной полноте, никогда не было только национальной религией, и поэтому принимало под свою защиту любого страждущего.

карта Бендерской крепости

Человек, после своего крещения в храме, здесь постигал мир, учился грамоте, пению, общению с другими людьми. Солдаты гарнизона приносили в церквях присягу, исповедовались, венчались, отмечали храмовые, полковые, общевоинские и государственные праздники. В воинских храмах проходили богослужения перед отправкой в походы, здесь же служились благодарственные молебны за одержанные победы. И, в конце земного пути, именно из храма отправляли в последний путь солдата, офицера и генерала. Помимо церковных функций, воинский храм зачастую становился местом событий светской жизни – в них оглашались правительственные манифесты и указы, объявлялось о важнейших изменениях в стране и за ее пределами. Храм также выполнял и музейные функции, принимая на хранение бесценные церковные и военно-исторические реликвии, оружие и знамена, захваченные у врага, древнейшие книги и иконы. Некоторые храмы являлись даже местом хранения казны и эталонов мер и веса.

Важно отметить, что командование русской армии уделяло большое внимание религиозному воспитанию военнослужащих, развитию широкой сети полковых храмов. Божьим словом полковой священник благословлял воина на битву, помогал преодолеть страх и страдания при тяжелых ранениях. Не было такого случая, чтобы полк или корабль выступил в военный поход без священника или походной церкви.

Полевые походные церкви

К числу первых неподвижных воинских храмов можно отнести: церковь Спаса Нерукотворного, устроенную по велению Иоанна Грозного в Спасской башне Казанского кремля; собор святителя Николая Чудотворца в Киеве, построенный гетманом И. Мазепой в 1695 году; церковь Святой Троицы в Полтаве Елецкого пехотного полка и др. Однако по своей сути они не были в полной мере военными, а строились в честь победы над врагом или же на месте битвы в память об убиенных солдатах. Собственно военные храмы появились при Петре I. Первоначально это были походные церкви, которые можно было развернуть в любом подходящем месте, на кораблях же под церкви были выделены специальные каюты. В 1748 году первая постоянная военная деревянная церковь была построена для Семеновского гвардейского полка. В 1753 году был возведен морской Николо-Богоявленский собор в Санкт-Петербурге. Через 11 лет свою церковь получил Преображенский гвардейский полк. Именно с этого времени во многих воинских гарнизонах, при воинских частях и учреждениях стали возводиться церкви.

Современная походная церковь

Военные храмы, как и обычные приходские, в зависимости от значимости подразделялись на три типа: соборы (гвардейские, полковые, крепостные и морские), церкви (постоянные и походные) и часовни, которые могли размещаться в зданиях казарм, штабов, манежей. Самой большой группой были церкви постоянные, которые, в свою очередь, делились на полковые, гарнизонные, лагерные, крепостные, а также церкви при военных кладбищах, тюрьмах, госпиталях, военно-учебных заведениях.

Классической крепостной церковью являлась церковь Александра Невского в Бендерской крепости; церковь же Андрея Первозванного хоть и находилась в Тираспольской крепости, по документам значилась как церковь при военном местном лазарете.

Вплоть до 1800 года все военные церковные учреждения подчинялись епархиальному управлению, в зависимости от того, где квартировал полк. Только в походах на окраины империи или за ее пределы Святейший Синод из числа иеромонахов и протоиереев назначал в те или иные подразделения особых должностных лиц, носивших названия обер-полевых священников или обер-иеромонахов флота. Однако, в условиях постоянной полевой и кочевой жизни, фактическое отделение военных священников от зависимости Святейшего Синода и полное подчинение военному ведомству постепенно готовило условия, при которых обособление военных священников от подчинения епархиальному управлению становилось постоянным.

Церковь Невского на рисунке XIX века

Именно в эпоху царствования Павла I, вместе с реформированием армии, происходят и перемены в управлении служащим при войске духовенством и постепенно начинается переход военных полевых и морских церквей, их духовенства из подчинения епархиальному управлению во вновь созданное в Российской армии ведомство обер- и главных священников армии и флота. На местах были введены должности священнослужителей, состоящих при флоте, и полевых обер-священников. Данный переход был закреплен рядом высочайших Указов императора. Все вновь назначенные военные священники полностью перешли на армейское и флотское обеспечение.

 

Святейший Синод весь период развития самостоятельного военного духовенства всячески противился этому, неоднократно выступая с инициативой вернуть под свою опеку священнослужителей. Поэтому он не торопился с собственным указом, закрепляющим такое отделение. Только в 1826 году согласно Указу Синода за №4352 от 14.04.1826 года, в частности, крепостные церкви (в перечне которых под №39 значится храм в Бендерской крепости) повелено «оставить …в ведении Управления обер-священников армии и флота главного штаба Его Величества». Впоследствии Святейший Синод не раз пытался вернуть свое руководство над военными священниками и, в некоторых случаях, только личное вмешательство императора позволяло прекратить раздор между Синодом и руководством армии и флота.

В 1900 году военный министр А.Н. Куропаткин составил на Высочайшее имя доклад, где, помимо предложений по улучшению быта нижних чинов, просил изыскать средства для постройки церквей при всех частях войск, где по штату положен священник. На основании этого доклада и итогов работы специальной комиссии был выработан единый тип воинской церкви, и на нужды церковного строительства военному ведомству ежегодно было ассигновано 100 тысяч рублей.

По схожему типу была, например, выстроена полковая церковь 56-го пехотного Житомирского полка в г. Тирасполь.

Военные священники в армии и на флоте были особой кастой людей, обладавших непререкаемым авторитетом и уважением. Хотя солдаты и офицеры полка старались уберечь священника в бою, тот всегда оставался со своей паствой и никогда не избегал кровопролития. Зачастую он с помощью одного креста поднимал оробевших солдат в бой и вместе с ними кидался в самую гущу врагов.

В связи с многочисленными случаями проявления героизма полковыми священниками, еще в 1797 году Высочайшим Указом представителей военного духовенства стали награждать за особые заслуги: орденами Святой Анны, Святого Владимира, Святого Георгия и золотыми наперсными крестами на георгиевской ленте, при этом две последние награды давались только за боевые заслуги. В 1855 году, за многочисленные случаи героизма, проявленного при обороне Севастополя, военным священникам давалось право к полученным наградам присоединять мечи. Примечательно, что представления на награждения проходили не по епархиальному, а по военному ведомству.

Самостоятельное управление военным духовенством и его развитие на начало XX века вылилось в то, что в этот период времени на балансе военного ведомства уже находилось 24 больших собора и порядка 630 гарнизонных, полковых, крепостных, госпитальных и других церквей.

Как следует из вышеизложенного, военные храмы обслуживали исключительно военнослужащих и членов их семей, хотя в порядке исключения не отказывали и гражданской пастве, если в месте дислокации части не было другого православного прихода.

Церковь 56-го Житомирского пехотного полка в Тирасполе

Как и на приходские, на военные церкви была возложена еще одна немаловажная функция – ведение метрических книг. Церкви на протяжении всего периода своего существования выполняли функции современных ЗАГСов: вели регистрацию вновь родившихся, брачующихся и умерших – выдавали на руки соответствующие метрические выписки, которая являвшиеся порой единственным документом акта записи о гражданском состоянии, который признавался на территории всей обширной империи.

Походные же церкви вели такие метрические книги только во время походов. Метрические книги заполнялись священником в трех экземплярах, один из которых оставался в храме, второй отправлялся в местное епархиальное управление, третий же централизованно поступал в специальное управление Военно-морского духовенства в Санкт-Петербург. Благодаря такому порядку, многие метрические книги, в том числе и военных церквей, дошли до наших дней, и с ними можно ознакомиться в специализированных архивах СНГ. Походные же метрические книги позволяют отследить передвижение полка в боевых походах, в период изменения места своего постоянной или временной дислокации. По этим же книгами можно установить имена погибших во время битв, в которых подразделение принимало участие. Так, благодаря походным метрическим книгам 55-го пехотного Подольского полка удалось установить имена погибших солдат и офицеров полка, сложивших свои головы при обороне Севастополя в 1855 году и при освобождении Болгарии в 1877-1878 годах.

Церковь Александра Невского на снимках военного немецкого самолета 1942 г.

Во второй половине XVIII века в Северном Причерноморье, при полном угасании ранее всесильной Польши, у Турции появился новый серьезный противник – Россия, стремительное продвижение которой в этот регион уже нельзя было остановить. В результате войны 1768-1774 годов к России отошли важные в стратегическом плане территории. Она обеспечила себе свободный выход в Черное море. В 1791 году, по результатам Ясского мирного договора, к России отошли территории между Южным Бугом и Днестром и было подтверждено присоединение Крыма. Левобережная часть Приднестровья была освобождена, началось строительство Тирасполя и Тираспольской крепости. По результатам Бухарестского мирного договора, в 1812 году в состав Российской империи вошла Бессарабия. Дважды возвращаемая туркам мощная Бендерская крепость с этого времени стала местом постоянной дислокации русских войск, в основном крепостных артиллерийских и понтонных батальонов, инженерных команд, военно-рабочих рот и др. Только за период с 1827 по 1910 годы в Бендерской крепости и в самом городе дислоцировались более 100 различных полков Российской императорской армии. Это удалось установить благодаря изучению метрических книг Бендерской крепостной военной церкви. Местом постоянной дислокации со второй половины XIX века для 55-го пехотного Подольского полка стал город Бендеры, а для 56-го пехотного Житомирского полка и 22-го (8-го) Астраханского драгунского полка – город Тирасполь. Данные подразделения оказали существенное влияние на историю и внешний облик этих городов Приднестровья. С момента присоединения наших земель к Российской империи, все те процессы, связанные в том числе и с организацией военных церквей и их функционированием, также распространились на эти населенные пункты – самые крупные в Приднестровье, где в значительном количестве были представлены российские воинские и крепостные гарнизоны.

Известно, что самым древним православным храмом в г. Бендеры была церковь Успения Пресвятой Богородицы, которая упоминается в источниках еще XV века. Именно в ней в 1482 году молился молдавский господарь Штефан чел Маре. До наших дней эта церковь не сохранилась. В настоящее же время военная церковь Александра Невского в Бендерской крепости является не только самым старым культовым сооружением в Бендерах, но и одним из самых старых – на всей территории Приднестровья.

Первый православный храм на территории бывшей турецкой крепости наскоро был выстроен на месте турецкой мечети в 1770 году, после удачного штурма крепости, при главных Цареградских воротах. Названа эта церковь была именем святого Георгия Победоносца и выстроена в честь «убиенных при штурме крепости».  На основании имеющихся многочисленных карт Бендерской крепости периода 1789-1806 годов, в Бендерской крепости, помимо указанного выше православного храма, действовало также три мечети, греческая и армянская церкви. В 1806 году, после бескровного занятия крепости корпусом барона Мейндорфа, военные под православную церковь приспособили здание большой турецкой мечети, расположенной в 65 метрах от цитадели, вдоль ее западной стены, рядом с турецкими банями и колодцами. Названа она была Свято-Александро-Невская церковь. В связи с оттоком мусульманского населения из Бендер вскоре турецкие мечети на территории крепости перестали действовать вообще и впоследствии были снесены русскими военными. На картах 1847 года они уже отсутствуют.

В 1807 году, по благословению митрополита Ясского Вениамина, переоборудованием и приспособлением бывшей мусульманской мечети под военную церковь Александра Невского занялся протоиерей Стефан Шамраевский. Представляла собой эта бывшая мечеть двухэтажное каменное здание с двумя рядами окон, сверху крытое черепицей. В верхней части большого зала оборудовали место для хора, установили богатый и красивый иконостас. Как и во многих храмах военного ведомства того времени, в церкви Александра Невского на почетном месте хранились военные трофеи, добытые у турок, – знамена, бунчуки, пушки, огнестрельное и холодное оружие. Попав, как и многие другие военные храмы того времени, в сферу набиравшего обороты отделения военных церковных учреждений от управления Святейшим Синодом, церковь Александра Невского, помимо воинского уездного начальника и состоявшего при нем обер-священника, подчинялась еще и митрополиту Бендерскому и Аккерманскому Димитрию.

Уже через 15 лет сильно пострадавшее особенно при первом штурме крепости здание бывшей мечети, судя по переписке военного инженерного ведомства, стало разрушаться и, по своим размерам не могло вместить в себя всех желающих. Поэтому в 1821 году в адрес коменданта Бендерской крепости, уездного воинского начальника, а также митрополита было подготовлено ходатайство о выделении места для постройки нового капитального здания церкви Александра Невского. Вскоре оно было выбрано и, как оказалось, очень удачно: на месте снесенных бывших турецких торговых рядов, на главной крепостной улице – Цареградской, ведущей из крепости прямо в центр города, между цитаделью и главными воротами крепости.

Однако хоть место для строительства церкви было определено, средств для ее постройки долго не могли изыскать. Уже в 1825 году здание церкви (в котором ранее действовала мечеть) стало полностью разрушаться. В связи с этим храм был перенесен в один из частных домов у Варницких ворот крепости (современный авторемонтный завод «Днестр-Авто»). Часть денежных средств была изыскана в следующем, 1826 году, но торжественная закладка церкви была осуществлена лишь в 1828 году.

В этом же году, 6 мая действующую в частном доме крепостную церковь посетил российский император Николай I с семейством. Окончательно храм был открыт в 1833 году. Построен он был в виде креста, в византийском стиле. Вмещал в себя 600 человек. Тогда же церкви торжественно были пожалованы Евангелие, серебряное кадило и парчовые воздухи. К храму была приписана каменная часовня на Бендерском военном кладбище. Церкви полагались один священник и один псаломщик. Для священника в крепости специально был выстроен дом. Церковь обслуживала всех военнослужащих, дислоцировавшихся в крепости и в городе, а также членов их семей, допуская к отпеванию умерших отставных военных.

Церковь Невского до реконструкции

В результате работы с метрическими книгами этого храма установлен примечательный факт – более 80 лет в нем служила династия священников Когутовских, по фамилии которых иногда называли выделенное военное кладбище на Борисовке.

К 1916 году, специально к приезду в город императора Николая II, рядом с храмом был выстроен царский павильон. С момента своей постройки церковь несла на себе, как и многие военные храмы того времени, остроконечный шпиль, повторяющий шпиль Адмиралтейской иглы. Но впоследствии, в результате многочисленных перестроек, храм уже венчал массивный круглый купол, выполненный в форме богатырского шлема.

Церковь Александра Невского пережила лихолетья революции 1917 года, румынской оккупации 1918-1940 годов, фашистской оккупации 1941-1944 годов. После освобождения Бендер в августе 1944 года храм представлял собой жалкое зрелище. Румынскими «освободителями» церковь была разграблена практически полностью – было похищено и вывезено все имущество, начиная от икон и заканчивая скамейками. Общий ущерб зданию и имуществу храма, согласно инвентаризации, проведенной в октябре 1944 года, оценивался свыше 91 тысячи рублей.

Церковь Александра Невского-общий вид 2011 г.

В 1947 году крепостная церковь окончательно прекратила службы и решением военного начальства была превращена в солдатский клуб. В таком качестве она просуществовала вплоть до 1994 года, когда из крепости была выведена российская военная ракетная часть. Здание церкви оказалось брошенным и к 2007 году полностью лишилось крыши и перекрытий.

В 2008 году, на основании Распоряжения Президента Приднестровской Молдавской Республики, здание храма было передано в ведение Министерства внутренних дел для реконструкции и включения его в единый мемориальный исторический ансамбль восстанавливаемой Бендерской крепости. Окончание реконструкции крепостной церкви Александра Невского и ее открытие запланировано к 12 октября 2011 года, к посещению ее Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом.

Свою историю имеет и церковь 55-го пехотного Подольского полка. Образованный в далеком Рончесальме, в преддверии войны с Наполеоном, в 1811 году, как и многие полки того времени, Подольский полк прошел через горнило почти всех значимых войн, которые вела Российская империя на своей территории и за пределами. Это Отечественная война 1812 года, подавление польского восстания 1831-1833 годов, оборона Севастополя 1855 года, русско-турецкая война 1877-1878 годов.

В 1888 году полк, ведущий походно-кочевой образ жизни и никогда ранее не имевший постоянных квартир, был определен на постоянное место дислокации в город Бендеры. При нем постоянно действовала походная церковь Спаса Нерукотворного. Прибыв в Бендеры, Подольский полк не смог разместиться в Бендерской крепости. Ее уже занимал Ларго-Кагульский резервный пехотный полк, поэтому роты и батальоны Подольского полка были размещены во всех районах города, частично в Парканах и одна рота даже в Тирасполе. Естественно, что крепостной церковью Александра Невского полк пользоваться не мог. Помимо Подольского полка, в город Бендеры из Кишинева и Тирасполя на тренировки в Лагерное поле регулярно прибывали и другие полки 14-й пехотной дивизии, которые на длительное время оставались в городе и также нуждались в отправлении богослужений. Действующий к тому времени городской Преображенский собор не мог вместить всех желающих, и, кроме того, солдаты и офицеры 14-й дивизии нуждались именно в «своем», военном храме, где можно было бы почтить память погибших и вспомнить о своем героическом прошлом.

В этот же год командир Подольского полка полковник Резвый Дмитрий Модестович, оправдывая свою фамилию, принялся «стучаться» во все инстанции с просьбой выделить полку землю в центре города под строительство своего собственного храма. Его идею поддержал и начальник Бендерского отделения Киевского жандармского управления железных дорог Вырубов, который лично внес данное ходатайство на рассмотрение городской Думы. Благоприятную роль в принятии положительного решения в пользу отведения земли сыграл следующий факт: в ходатайстве жандармский чиновник не преминул отметить, что храм строится в честь счастливого избавления царской семьи при крушении поезда, которое случилось в этот же год на станции Борки. При нем погибло свыше 20 человек, но никто из царской семьи не пострадал.

церковь, которая строится в парке Кирова в г. Тирасполе, по образцу военных храмов

10 октября 1889 года городская Дума выделила под постройку полкового храма участок земли площадью 600 кв. саженей на углу улиц Софиевской и Владимирской (современный детский сад №23, напротив здания УВД г. Бендеры по ул. Дзержинского). Одновременно со своим решением, Дума выделила для постройки храма 1 тысячу рублей. Практически сразу же начался сбор добровольных пожертвований жителями города. Люди жертвовали довольно значительные суммы – от 500 до 5 тысяч рублей. Те, кто не мог дать денег, вносили свою лепту стройматериалами. Уже в период постройки храма, городская Дума в 1892 году дополнительно выделила еще участок в 300 кв. саженей для хозяйственных построек. В 1899 году строительство храма было окончено, он был освящен и с этого момента стал являться официальной полковой церковью 55-го Подольского полка.

В ежегодных отчетах Бендерского столоначальника всегда упоминалось о том, что крепостная Александра Невского и полковая Спасская являются самостоятельными церквями «с причтами от военного ведомства». Помимо военных, во вновь отстроенную полковую церковь стали приходить жители близлежащих Протягайловки и Хомутяновки, военные священники этому не препятствовали. В самом храме хранились военные святые реликвии, свидетели ратных подвигов подольцев при обороне Шипки. На стенах, на мраморных плитах были высечены имена солдат и офицеров полка, сложивших свои головы при переправе через Дунай, на горе Св. Николая, на скалах Орлиного гнезда.

Церковь продолжала действовать даже тогда, когда 55-й пехотный Подольский полк ушел на поля сражений Первой мировой войны, с которой ему уже не суждено было вернуться, по крайней мере, в старом качестве героического пехотного полка Русской императорской армии.

С момента оккупации города в 1918 году войсками королевской Румынии поток прихожан резко упал, и вскоре полковую церковь приписали к Преображенскому собору. Выше упоминалось об ущербе, нанесенном крепостной церкви Александра Невского, но ущерб, причиненный полковой церкви, был несоизмеримо больше. Комиссией 1944 года он был оценен в 743 тысячи рублей!

Уже в советское время полковую церковь передали под железнодорожный клуб, потом – в ведение Молдкнигторга, городского стадиона под спортивный зал, и, в конечном итоге, в начале 60-х годов прошлого столетия здание было снесено. Часть реликвий из полковой церкви была передана на хранение в Преображенский собор, но большая часть исчезла, и судьба их до сих пор неизвестна.

До нашего времени, к сожалению, не дошли фотографии этой церкви хорошего качества. На одной из фотографий можно увидеть, что крышу церкви венчал небольшой купол в виде луковицы, впереди была расположена небольшая звонница.

Из статистического описания церквей по военному ведомству по городу Бендеры известно, что «церковь 55-го пехотного Подольского полка в честь Нерукотворного Образа Христа Спасителя зданием каменная, в виде креста, вместимостью на 500 человек. Сооружена в 1899 году на частные пожертвования (около 35 тысячи рублей). Святой престол церкви именуется во славу благоверного великого князя Александра Невского». Именно поэтому очень часто путают два этих военных храма, один из которых был в крепости и носил имя Александра Невского, а второй был в городе и его престол также был назван в честь русского князя-воина.

Даже в акте инвентаризации полкового храма 55-го Подольского полка, расположенного по ул. Софиевской, от 1947 года он назван не своим именем, а именно именем князя Александра Невского. Поэтому после ознакомления с данным актом пришлось на старых картах Бендерской крепости долго и тщательно искать улицу Софиевскую, пока, наконец, не стало понятно, что вся путаница произошла из-за одинаковых названий крепостной церкви и престола полковой церкви.

Известно, что к крепостной церкви Александра Невского была приписана часовня на военном отведенном кладбище близ с. Борисовка. Как она выглядела и когда именно была выстроена, неизвестно. Одни из старожилов утверждают, что она была выстроена в центре военного кладбища, вторые же – что в его верхней части, на месте нынешнего магазина «Прага». При расчистке кладбища в 2007 году, сотрудниками Министерства внутренних дел был обнаружен капитальный фундамент именно в средней части заброшенного кладбища, судя по которому часовня была небольшой, площадью не более 25 кв. м.

Часовня не являлась в полном понимании церковью, службы в ней или не велись вообще или же велись по большим церковным праздникам. Часто военные часовни могли быть представлены даже не в виде помещения, а в виде какого-либо монументального знака в виде креста или небольшой храмовой крыши на подпорках. Строились часовни, как правило, на полях сражений или же в местах воинских захоронений, в память о тех, кто упокоен в этом месте.

Часовня Спаса Нерукотворного на военном мемориале в Бендерах

При строительстве военно-исторического мемориального комплекса на месте военного кладбища, в память о всех солдатах и офицерах, а также в память о не сохранившейся полковой церкви 55-го Подольского полка, на территории мемориала была выстроена каменная часовня – уменьшенная копия храма на Поклонной горе, которая была названа в честь Нерукотворного Образа Христа Спасителя. Как и в старые героические времена, на гранитных плитах, размещенных на стенах этой часовни, начертаны фамилии погибших при штурме крепости, боевые вехи Подольского полка. Также значатся фамилии тех, кто погиб при штурме крепости в 1770 году, приведен список полков Русской императорской армии, принявших участие в этом штурме.

Эта часовня стала настолько посещаема жителями и гостями города, что решением Священного Синода в 2010 году ей присвоен статус церкви. В настоящее время она, как и крепостная церковь святого Александра Невского, находится в ведении Министерства внутренних дел, настоятели же в них назначены Указами Епископа Тираспольского и Дубоссарского Саввы.

ГЕОРГИЙ ВИЛКОВ

(опубликовано в Историческом альманахе Приднестровья в 2011 году)

ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:

1. Летопись Бендерских церквей и прихода // Кишиневские епархиальные ведомости. – 1874. – №15.

2. Кишиневские епархиальные ведомости. – 1874. – №17.

3. Материалы для оценки земель Херсонской губернии // Тираспольский уезд. – Херсон, 1889.

4. Национальный архив Республики Молдова (НАРМ). Ф. 208. Оп. 4. Д. 194.

5. НАРМ. Ф. 211. Оп. 2. Д. 693, 697.

6. Список населенных мест Херсонской губернии / Издание губернского статистического комитета. – Херсон, 1896.

7. Храмовый праздник крепостной церкви Святого Апостола Андрея Первозванного при местном лазарете //Тираспольский листок. – 1913. 30 ноября.

8. Центр хранения страхового фонда г. Ялуторовск. Ф. 16290. Оп. 1. Д. 72, 292.

9. Аствацатуров Г. Бендерская крепость. – Бендеры, 2007.

10. Вилков Г. 55-й Подольский пехотный полк. История подвига служения Отечеству. – Бендеры, 2007.

11. Защук А. Материалы для географии и статистики России. Военное обозрение Бессарабской области. – СПб, 1862.

12. Капков К.Г. Памятная книга Российского военного и морского духовенства XIX – начала XX века. – М., 2008.

13. Котков В. Военное духовенство России. – СПб., 2003.

14. Лобанов Е.А. Бендеры. Страницы истории. Ч. II. 1812-1917. – Бендеры, 2009.

15. Малый энциклопедический словарь Брокгауза и  Ефрона. – Петербург: Издательское общество “Ф.А. Брокгауз – И.А. Ефрон”, 1907-1909.

16. Полушин В. Тирасполь на грани столетий. – Тирасполь, 1995.

17. Свиньин П. Описание Бессарабской области // ЗООИД. Т. 6. – Одесса, 1867.

18. Страницы военного некрополя старых Бендер, под ред. Г.Вилкова – Тирасполь, 2008.

19. Хронологическое описание церквей Херсонской и Таврических губерний. – Одесса, 1848. Т. II.

20. Цитович Г.А. Храмы армии и флота. – Пятигорск, 1913.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
  • Светлана says:

    Георгий, очень хорошо, что Вы возобновили свою работу по возобновлению изучения вопросов военной истории Приднестровья. После 2012 года этим вопросом у нас практически перестали заниматься. посмотрела сайт – Вами проделана колоссальная работа. Очень бы не хотелось, если Вы замкнетесь на этой теме. Что за фонд “Военный мемориал”, чем он занимается и где расположен, как Вы решили вопрос с финансированием!

    12 ноября 2013 at 3:25
  • Светлана says:

    Спасибо Светлана, напишу на адрес

    12 ноября 2013 at 3:26

Your email address will not be published.


2 + = восемь